СМИ


Самоустранение из войск доброй воли

Почему Россия перестала участвовать в миротворческих операциях ООН

Сергей Лавров

ссср, оон, суэцкий канал, ближний восток, голанские высоты, западная сахара, обсе, абхазия, южная осетия, украинаНаграждение военных наблюдателей ООН медалями ООН «На службе мира». Дамаск, ОНВУП.1980 год. Фото предоставлено автором

В последние годы мировое сообщество все больше сталкивается с проблемами, оказывающими негативное влияние на поддержание мира и безопасности на планете. Все чаще в различных регионах и отдельных странах силовое разрешение тех или иных противоречий становится приоритетным, что приводит к возникновению внутригосударственных и международных конфликтов, а зачастую – серьезных локальных войн. Вот почему все большее значение в мировой политике приобретают такие международные институты, как Организация Объединенных Наций, 70-летие образования которой все прогрессивное человечество будет отмечать 24 октября с.г.

Это событие будет отмечаться и в нашей стране, особенно среди российских миротворцев. В 1988 году миротворческие силы ООН были награждены Нобелевской премией мира. В этом есть заслуга и наших миротворцев.

ЭКСКУРС В ИСТОРИЮ

Первая миротворческая миссия ООН была учреждена 29 мая 1948 года и называлась Организация по наблюдению за выполнением условий перемирия (ОНВУП).

Россия значительно отстала от мирового сообщества в области миротворчества как в теории, так и в практике. Лишь спустя 25 лет, в 1973 году, по решению правительства СССР, в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН, на Ближний Восток была направлена первая группа советских офицеров для прохождения службы в ОНВУП на должностях военных наблюдателей ООН. В их задачи входило наблюдение за прекращением огня в зоне Суэцкого канала и на Голанских высотах после окончания военных действий.

Так началось участие СССР, а затем и РФ в миротворческих операциях под эгидой ООН. Миротворческие операции подразделяются на операции по поддержанию мира (ОПМ), которые проводятся в соответствии с шестой главой Устава ООН, и на операции по принуждению к миру, которые проводятся в соответствии с седьмой главой Устава ООН.

Начиная с 1991 года участие России в операциях по поддержанию мира активизировалось. В апреле, немногим более месяца после окончания войны в Персидском заливе, группа российских военных наблюдателей ООН была направлена в район ирако-кувейтской границы, в сентябре того же года – в Западную Сахару. С начала 1992 года сфера деятельности наших военных наблюдателей распространилась на Югославию, Камбоджу, Мозамбик, а в январе 1994 года – на Руанду. В октябре 1994 года по решению ООН наши наблюдатели были направлены в Грузию, в феврале 1995 года – в Анголу, в марте 1997 года – в Гватемалу, в мае 1998 года – в Сьерра-Леоне, в июле 1999 года – в Восточный Тимор, в ноябре – в Демократическую Республику Конго. Чтобы не перечислять все миссии, скажу, что всего наши офицеры принимали участие в 30 миротворческих миссиях ООН в качестве военных наблюдателей, которых называют «голубыми беретами».

Голубые береты – это офицеры в звании капитанов и майоров. Они выезжали из России с зелеными дипломатическими паспортами (сейчас в основном стали давать обычные служебные) и, прибывая в район миссии, получали так называемые белые карточки – документы, удостоверяющие, что они являются сотрудниками ООН.

Голубые береты – это, по сути, военные дипломаты. Они не имеют оружия и защищены дипломатическим иммунитетом и флагом ООН.

Рабочим языком военных наблюдателей является английский. Знание других языков, особенно языка страны пребывания поощряется. Перед отправкой в миссию они проходят строгий отбор и специальные курсы подготовки. С 1973 года по настоящее время около 2000 советских и российских офицеров прошли службу военными наблюдателями ООН. В настоящее время их стали официально называть военными экспертами миротворческих миссий.

Наши офицеры настолько хорошо зарекомендовали себя во всех миссиях, что уйдя в запас и став ветеранами, они и сейчас очень востребованы. Наша Межрегиональная общественная организация ветеранов миротворческих миссий ООН в сотрудничестве с МИД РФ и Секретариатом ОБСЕ направляет из своих рядов кандидатов для прохождения конкурса на должность наблюдателя Специальной мониторинговой миссии (СММ) ОБСЕ в Украине. Семь человек уже официально зачислены на эту должность. Работа с ветеранами – голубыми беретами продолжается.

«ГОЛУБЫЕ КАСКИ»

Иногда голубые береты путают с голубыми касками. Под голубыми касками подразумевается военный контингент, входящий в состав миротворческих сил ООН. Как известно своих миротворческих сил на постоянной основе ООН не имеет. Они формируются на основе военных подразделений, поставляемых в ООН из 122 стран мира.

С апреля 1992 года в истории миротворческой деятельности России начался новый этап, когда Россия стала принимать участие в миротворческих операциях в качестве голубых касок. Сразу хочу подчеркнуть, что поскольку тема этой статьи относится только к миротворческим операциям ООН, то я не буду останавливаться на других миротворческих операциях, в которых принимали участие российские голубые каски. Отмечу лишь, что наши миротворцы действовали в Абхазии и Таджикистане по мандатам СНГ, а в Молдове и Южной Осетии по двусторонним соглашениям. Что касается операций под эгидой ООН, то события развивались следующим образом. На основании резолюции № 743 Совета Безопасности ООН после выполнения необходимых внутригосударственных процедур в бывшую Югославию был направлен российский пехотный батальон численностью 900 человек, который 8 января 1994 года был усилен личным составом, бронетранспортерами БТР-80, противотанковыми средствами, другим вооружением и военной техникой. В дальнейшем наши голубые каски принимали участие в миссии ООН в бывшей Югославии в 1999 году, где наши десантники несли службу со своими коллегами из НАТО.

Все мы помним и гордимся марш-броском наших десантников-миротворцев на Приштину. Можно сказать, что это был марш-бросок России в попытке на равных войти в клуб миротворчества, продемонстрировать свои национальные интересы и потенциальные возможности, увеличить свое влияние в мировом сообществе. Жаль, что вместо того, чтобы развивать и наращивать успехи, участие наших голубых касок в миротворческих операциях ООН стало резко сокращаться и сошло на нет. Несмотря на то что количество миротворческих операций ООН наоборот возрастало. Так, если за первые 40 лет существования ООН было проведено всего 13 ОПМ, то начиная с 1988 года было инициировано 58 новых операций. Увеличивалось и количество личного состава миротворческих сил. Если в первых миссиях ООН участвовало от нескольких десятков до нескольких сотен военнослужащих, то в 2015 году общая численность контингентов достигла 106 245 человек в 16 текущих миссиях ООН. Россия, отстранившись от поставок военного контингента для миротворческих сил ООН, по состоянию на 1 октября 2015 года так и остается в стороне.

Постоянно росло и число задействованных в ОПМ военных наблюдателей – от 50 человек в 1948 году до 1811 человек в 2015 году. Очень жаль, что на этом фоне российских военных наблюдателей в миссиях ООН с каждым годом становится тоже все меньше. Если раньше мы входили в первую тройку по голубым беретам, то сейчас мы лишь на 8-м месте. Об общей тенденции уменьшения количества российских миротворцев говорят следующие цифры. Если в конце 1995 года в различных миротворческих миссиях был задействован 1341 российский военнослужащий и 113 военных наблюдателей, то в 2015 году – только 64 военных наблюдателя (включая 4 человек для управления воздушным движением) и 15 полицейских (включая 3 женщин). От общего числа военных наблюдателей ООН участие россиян составляет 3,53%. Наибольшее количество наблюдателей у Эфиопии – 113, что составляет 6,23%.

ВСЕ БОЛЕЕ ОГРАНИЧЕННЫЕ

Подводя итоги, мы получаем неутешительный вывод. На 31 августа 2015 года Россия занимает общее 75-е место по количеству поставляемых контингентов, с учетом военного контингента для миротворческих сил, военных наблюдателей и полицейских. Для сравнения будет уместным сказать, что первое место занимает Бангладеш, которая в 2015 году выделила для участия в миротворческих операциях ООН в общей сложности 9432 военнослужащих. В то же время США выделили 82 военнослужащих, Великобритания – 289, Франция – 909, Китай – 3079, а Украина – 546 военнослужащих.

Неучастие или ограниченное участие российских миротворцев в ОПМ негативным образом сказывается не только на возможности получения российскими военнослужащими реального миротворческого опыта, но и на возможности России влиять на решение кризисных ситуаций в различных точках земного шара, активно отстаивать свою точку зрения на текущие международные проблемы, определять будущую систему мироустройства. Однако Россия не проявляет должной заинтересованности в эволюции миротворчества. Еще одним подтверждением этого является тот факт, что 28 сентября этого года в Штаб-квартире ООН прошел Саммит по миротворчеству, где 43 страны подписали Декларацию по миротворчеству, а России в этом списке нет. Интересно, что сразу после саммита президент США издал Меморандум по миротворчеству, в котором даны указания Министерству обороны, Госдепу и американскому представительству в ООН.

Сокращение участия в миротворческих операциях происходит, несмотря на то что в феврале 2013 года была опубликована Концепция внешней политики РФ, в которой говорится, что Российская Федерация, «считая международное миротворчество действенным инструментом урегулирования вооруженных конфликтов и решения задач государственного строительства на посткризисной стадии, намерена участвовать в международной миротворческой деятельности под эгидой ООН и в рамках взаимодействия с региональными и международными организациями; будет вносить активный вклад в совершенствование превентивного антикризисного потенциала ООН» (п. 32: м, н, о). Примерно то же говорится о миротворчестве и в Военной доктрине РФ.

СОГЛАСИЯ В МИНИСТЕРСТВАХ НЕТ

Разумеется, нескольких процитированных слов недостаточно, чтобы поднять миротворчество в нашей стране на должный уровень. Еще в 2001 году в «Независимом военном обозрении» была опубликована статья «Доктрина и авось», в которой обосновывалась необходимость создания национальной концепции миротворчества и специального органа при президенте РФ, курирующего, контролирующего и направляющего деятельность всех государственных и общественных организаций, занимающихся миротворчеством. Вот маленький пример того, какие проблемы мог бы решать такой орган. Россия направляет своих миротворцев на компенсационной основе. Это значит, что ООН за участие в миротворческих операциях перечисляет деньги в российский бюджет, где они и остаются, а не переводятся на счета МО РФ. В этой связи военное ведомство не заинтересовано в подготовке и отправке миротворцев за свой счет, а решить вопрос с получением компенсации не получается уже много лет. Наши идеи получили одобрение в соответствующих государственных структурах, но воз и ныне там, а прошло уже 14 лет. Остается только надеяться, что МИД и МО РФ перейдут от слов к делу. И для этого сейчас есть очень хороший повод.

Дело в том, что в сентябре этого года был опубликован доклад генерального секретаря ООН Пан Ги Муна «Будущее миротворческих операций Организации Объединенных Наций: выполнение рекомендаций Независимой группы высокого уровня по миротворческим операциям». В этом докладе он высказал мысль о создании Сил быстрого реагирования (СБР) ООН на постоянной основе для оперативного решения возникающих проблем. Ведь для того, чтобы развернуть миссию, обычно уходит порядка шести месяцев. Если же ООН будет иметь свой собственный спецназ, то это резко улучшит современное положение дел в миротворчестве ООН. В этой связи у России появляется шанс выйти на передовые рубежи современного миротворчества. У России есть специальная 15-я миротворческая бригада, и она могла бы выступить с инициативой создать будущие Силы быстрого реагирования на ее базе или хотя бы предложить использовать 15-ю бригаду и подразделения ВДВ, проходящие подготовку по программе миротворчества, при создании СБР ООН. То же самое касается и миротворческих сил ОДКБ.

И НЕМНОГО О ПОЛИЦИИ

Отдельно хочется сказать еще несколько слов о наших миротворцах – полицейских. Систематическое использование полиции в операциях по поддержанию мира (ОПМ) началось с 1989 года, а к середине 1990-х годов практически ни одна ОПМ не проводилась без участия подразделений Гражданской полиции ООН, которую теперь называют «Полиция ООН» или «Международные полицейские силы». К началу XXI века общая численность международных полицейских сил под эгидой ООН превысила 7000 человек, а в 2015 году достигла 13 550 человек. МПС играют важную самостоятельную роль в ОПМ и не находятся более в подчинении военного компонента операций, так как они обычно вводятся после завершения боевых действий и ликвидации военного конфликта для налаживания мирной жизни.

Международный полицейский контингент выполняет следующие функции: наблюдение и контроль за деятельностью местной полиции, наставничество, советнические функции, подготовка местной полиции, правоохранительная деятельность.

МВД РФ активно участвует в миротворческой деятельности ООН с апреля 1992 года. Направление сотрудников органов внутренних дел и военнослужащих внутренних войск МВД России в миротворческие миссии осуществляется во исполнение распоряжений президента Российской Федерации.

С 1992 года представители МВД служили в миссиях ООН, ОБСЕ и Евросоюза в Хорватии, Боснии и Герцеговине, Восточном Тиморе, Косово, Македонии, на Гаити. Как уже упоминалось, в настоящее время в миссиях ООН успешно служат 15 российских полицейских, включая трех женщин. Хотелось бы побольше. И женщин тоже, учитывая, что всего в миссиях ООН сейчас 13 550 полицейских.


Leave a Comment